8 золотых текстов Артёма Серебрякова

 

Как вы знаете, Newtonew временно переходит в режим самиздата в связи с прекращением финансирования. Мы по-прежнему будем заниматься Newtonew регулярно и с полной самоотдачей, но уже в новом качестве — счастливых управляющих потрясающего медиа. Я хочу, чтобы вы знали лица и имена тех авторов и редакторов, которые сделали Newtonew таким, какой он есть, и готовы развивать его дальше. 

Читайте также:5 золотых статей Насти Коврижкиной

Знакомьтесь, Артём Серебряков. Человек, который в сопроводительном письме к отклику на нашу вакансию написал: «умею отличать Гоголя от Гегеля, Гегеля от Геббеля, Геббеля от Геббельса, и любого из них — от Бабеля». Это было настолько олдскульно и самоиронично, что было не так и важно, что он говорил на собеседовании (тем более говорил он хорошо).

Артём выбрал 8 своих любимых текстов и прокомментировал каждый из них.

1. Как говорить с детьми о «взрослых вещах»?

Это мой первый текст для Newtonew, тестовое задание, после которого меня взяли в команду. Он получился противоречивым: на первый взгляд он выглядит как очередной текст с лайфхаками, от которого ждёшь конкретных советов, а на деле это скорее свободное эссе, попытка зафиксировать несколько важных вещей. Одна из них — отсутствие реальной границы между «детским» и «взрослым». Эта граница символическая, прочерченная именно взрослыми, именно поэтому ребёнок к моменту разговора на «взрослую» тему (секс, наркотики, насилие, политика) обычно всё уже прекрасно знает, его эти «взрослые» вещи всегда окружают, хотя бы на уровне слухов, фантазий, запретов, образов из рекламы и кино.

Читать весь текст

2. Во всём виноват дофамин

Одна из лучших вещей в работе на Newtonew — это возможность читать много интересных книжек и потом о них рассказывать. Для меня особой отрадой стали книжки по когнитивным наукам. Мои знания в этой области поверхностны, а потому любую книгу про мозги я читал внимательно и с осознанием того, что это чтение важно в первую очередь мне самому. На выходе получались интересные материалы, и вот этот заработал наибольшую любовь читателей.

Читать весь текст

3. Несправедливость как норма: эффект Матфея

Про эффект Матфея где-то прочитала наша главред и предложила мне сделать текст, а я ужасно не хотел даже браться за эту тему, то ли из-за названия феномена и религиозных коннотаций, то ли из-за того, что первые попавшиеся русскоязычные статьи были унылыми. Когда припёрло, я полез читать непосредственно автора термина Роберта Мёртона, потом обратился к тому, как эффект Матфея проявляется в спорте… Незаметно для себя написал статью, которая в итоге полюбилась и читателям, и мне самому.

Читать весь текст

4. Учебник по сексуальной грамотности для подростков

В этом тексте нет ничего особенного, я просто написал новость про краудфандинговую кампанию на издание учебника по сексуальному образованию для подростков. Всё бы ничего, но в итоге новость возмутила Роскомнадзор — как же так, вы пишете про секс, а не повесили маркировку 12+, это же УВИДЯТ ДЕТИ. Нам вынесли предупреждение, Люсе пришлось ходить в суд и на тренинги в Роскомнадзоре, и все мы очередной раз убедились в полной бесполезности и даже вредности этого ведомства. 

Читать весь текст

5. Вечно молодой. Тайна пациента Г. М.

Историю пациента Г. М., у которого поломались механизмы долговременной памяти, я впервые прочитал у Эрика Канделя в книге «В поисках памяти» и еле слёзы сдержал. Сразу понятно было, что про него нужно написать — во-первых, потому что это и впрямь красивая и грустная история, во-вторых, потому что для науки эта индивидуальная человеческая трагедия оказалась настоящим чудом.

Читать весь текст

6 и 7. Антропология для чайников

Это два простеньких материала по антропологии, очень хорошо, что нашлось время их написать. 

Вообще я хочу верить, что есть какое-то количество важнейших базовых знаний, с помощью которых общество сможет преодолеть издревле тянущиеся конфликты, основанные на принципиальном непонимании другого, чужого опыта. Я имею в виду религиозную вражду, гомофобию, вообще разных видов ксенофобию и преследования людей за то, что они какие-то не такие. 

Одно из таких базовых знаний — это понимание того, насколько универсальны механизмы магического и религиозного мышления, насколько глубоко они до сих пор сидят в нас. Когда ты понимаешь, как из первобытных верований возникают религиозные мифы, по каким принципам делится общество, как выбирают изгоев и насколько вообще наше социальное пространство схематично и искусственно, — это отбивает желание нести глупости о том, что естественно для человека, а что нет, или какая идеология правильная, а какая нет (ничего не естественно, никакая не правильная).

Голые и смешные: обряды инициации

Хочу узнать про ритуалы и обряды: что мне почитать?

8. Как представления о теле меняют города

Обычно при создании материалов на основе конкретных книг я люблю брать какую-то главу или эпизод и рассказать об этом, привлекая при необходимости дополнительные источники. Эта статья сделана по-другому — это сжатый пересказ всей книги социолога Ричарда Сеннета, который при этом не делает прочтение оригинала бессмысленным, не спойлерит его. Из множества деталей и отрывочных сведений из книги получился пусть упрощённый, но стройный рассказ о том, как представления о теле влияли на градоустройство. Я считаю урбанистику важнейшей практической наукой, нуждающейся в популяризации в России, она определит нашу жизнь на годы вперёд.

Читать весь текст

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *